in Uncategorized

Где-то в славном 2014, который уже дальше от нас, чем 2018, я зашёл в Lumberjack бар и спросил Эдика о том, как же мне лучше бросить пить или, хотя бы, пить меньше.

Нужно всенепременно сделать паузу и рассказать о том, почему это я спрашиваю бармена, как же лучше завязать с алкоголем. Дело в том, что лучше доверять любое дело, в котором ты не очень разбираешься, профессионалам. Никто не считает странным, когда люди хотят, чтобы операцию делал человек, который понимает в медицине, машину проектировал инженер, сдавший сопромат, а законы для всей страны принимали взрослые люди, а не звезда ќакого-нибудь реалити шоу (хотя с законами, конечно, не помешала бы помощь небезызвестного кота и волшебной палочки… 🤔). Как я часто говорил раньше, садясь за барную стойку: «да кто я такой, чтобы решать, что мне пить самому, ведь бармен знает лучше». Не каждому бармену можно так доверять, но совершенно точно так можно доверять каждому бармену, который стоял хотя бы пару дней за барной стойкой FRIENDS . У Эдика такой опыт был.

Он сказал мне, что видит два выхода: просить барменов сделать коктейли, которые напоминают алкогольные, или перейти на односолодовый виски. «Односолодовый виски» тогда был для меня чем-то таким, что всегда пьют какие-то снобы в фильмах, всенепременнно отмечая этот самый «аромат, особый дымный вкус, янтарную игру света если посмотреть через бокал на полную луну». Я всегда думал, что это бред псевдоаристократов, ведь нормальный человек не способен отличить виски по вкусу друг от друга, верно?

Я ошибался. Оказалось, что среди односолодовых мне нравятся островные, а среди островных —Laphroaig, Bruichladdich (Port Charlotte, если быть точным). Но всё течёт, всё меняется, и даже островные виски я стал со временем пить меньше. Нет на меня не влияли ЗОЖники, которые делают 3 подхода селфи в зале, а потом — 2 фото в зеркало. Не влияли никакие спортсмены, события, или реальные истории знакомых, которые действительно занимались спортом. Просто я перестал видеть смысл в том, чтобы пить и в один осенний день просто понял, что больше не хочу.

И всё. В рамках строгой логики Аристотеля, я, конечно, представлял себе, что можно просто не пить. Но я не видел целесообразности практического применения этой блестящей теоретической мысли до определённого дня. Оказалось, что не пить — это значит просто придерживаться жадного подхода к решению задачи: каждый раз отказываться от того, чтобы выпить, вне зависимости от того, как сильно настаивают или насколько важным кажется повод. И это невероятно легко, когда ты не видишь особого смысла в том, чтобы пить.