BEGIN TYPING YOUR SEARCH ABOVE AND PRESS RETURN TO SEARCH. PRESS ESC TO CANCEL

Краткое содержание «Вы конечно шутите, мистер Фейнман»

Сложно сказать, какая книга будет самой любимой. Наверняка таких будет несколько. Но если спросить меня, какую книгу я рекомендую прочитать — «Вы конечно шутите, мистер Фейнман» точно будет в начале списка. Эта книга-автобиография американского учёного, который получил Нобелевскую премию за исследование радиоактивности. Он работал над первым учебным атомным реактором и над проектом первой ядерной бомбы в Лос-Аламосе. Но его жизнь — как и эта книга — далеки от скучного перечисления академических заслуг.

Именно поэтому эту книгу и стоит прочитать, потому что Ричард Фейнман точно сломает существующий у многих в голове стереотип гика-учёного, который закрепился в последние время, в том числе и благодаря «Теории большого взрыва». При этом читая эту книгу, понимаешь, как многому можно научиться у Фейнмана.

Прежде всего эта книга — про непреодолимую тягу к познанию. С самого детства Фейнман хоть понять как устроен этот мир и на что хватит возможностей человеческого разума, чтобы его постичь. Он постоянно задавал себе вопросы и хотел узнать как всё работает — от внутреннего устройства атома, до календаря майя и отношений между людьми в обществе.

Физическая карьера началась с того, что мальчишкой он преуспел в починке радиоприёмников, причём для их починки он зачастую использовал тот же метод, что и Никола Тесла — он думал, представляя устройство приёмника в голове и размышлял над тем, какая поломка могла привести к имеющимся результатам.

При этом ещё в детстве он обнаружил, что многие люди учатся для того, чтобы запомнить формальные вещи — они не понимают и не могут применить свои знания на практике, запоминая только внешнюю часть закона. Об этом он позже расскажет на заседании Академии Наук Бразилии, подчеркнув, что студенты прекрасно знают формулировку закону преломления, но столкнувшись с простейшей задачей, которая требует применить этот закон на практике не могут дать ответа:

«Я знал, что это требует известной доли находчивости, поэтому я подсказал: «Посмотрите на залив. Как от него отражается свет?»
Все молчат. Тогда я сказал:
– Вы когда-нибудь слышали об угле Брюстера?
– Да, сэр. Угол Брюстера – это угол, отражаясь под которым от преломляющей среды, свет полностью поляризуется.
– В каком направлении свет поляризуется при отражении?
– Свет поляризуется перпендикулярно плоскости падения, сэр.
Даже теперь я не могу этого понять. Они знали все наизусть. Они знали даже, что тангенс угла Брюстера равен показателю преломления!
Я сказал: «Ну?»
По-прежнему, ничего. Они только что сказали мне, что свет, отражаясь от преломляющей среды, как, например, воды в заливе, поляризуется. Они даже сказали, в каком направлении он поляризуется.
Я сказал: «Посмотрите на залив через поляроид. Теперь поворачивайте поляроид».
– О-о-о, он поляризован! – воскликнули они.»

В автобиографии он рассказывает про приключения, как он научился знакомиться с женщинами в барах, как он дрался, а после этого вёл лекции, как его любопытство привело его к тому, что он читал лекцию по биологии в Гарварде. Вся его книга (а значит и жизнь) передают тот азарт, с которым он подходил ко всем возможностям, которые ему представлялись, вне зависимости от того, учил он испанский, чтобы работать профессором в Бразилии, или изучал как играть на барабанах, чтобы выступить в студенческой постановке, или пытался поймать на логической ошибке (сейчас бы это сочли троллингом

Кстати, работа над атомной бомбы сыграла над ним злую шутку — девушки, с которыми он знакомился на танцах, спрашивали, кем он работает, на что он отвечал, что он — физик-профессор. Они думали, что этот весёлый парень шутит и не верили ему, поэтому он просто прекратил отвечать на этот вопрос.

Страсть к понимаю того, как устроены вещи научила его не только быстро вычитать и складывать в уме, но и взламывать сейфы (в том числе и секретные сейфы на военных объектах), словом, его жизнь далека от скучной жизни учёного-теоретика, какой её все представляют.

Но самое главное — это его страсть. Страсть к тому, чтобы понять ключевой принцип, а потом довести полученный навык до автоматизма. Это невероятное жизнелюбие и любопытство переданы в книге так, как будто сам Фейнман сидит рядом с тобой и рассказывает тебе все эти истории из своей жизни. И они невероятно заразительны.